партнеры
Среда
21 октября
Лента новостей
Блоги

"Цель адвоката – посадить клиента": эксперт о деле Романа Широкова

Роман Широков. Фото: Dmitry Golubovich/Global Look Press/www.globallookpress.com
Александр Хаминский

Александр Хаминский блогер

Общественный деятель, юрист.
Громкие имена потенциальных клиентов всегда привлекали не самых добросовестных, но желающих прославиться адвокатов. 10 августа во время любительского матча бывший полузащитник сборной России Роман Широков избил арбитра Никиту Данченкова, показавшего красную карточку. В больницу, где была проведена экспертиза, установившая причинение вреда здоровью судьи, тот был доставлен с гематомой под левым глазом и рассеченной бровью.
прочитано 7007 раз

В том, как всего за 1,5 месяца конфликт переместился с футбольного поля на стол к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину, редакции "Дни.ру" помог разобраться правозащитник Александр Хаминский.

"После самого происшествия все началось вполне логично: по пункту "а" части 2 статьи 115 УК РФ было возбуждено уголовное дело за нанесение легких телесных повреждений, в рамках которого Данченков был признан потерпевшим. Впоследствии оно было изъято из производства ОВД "Сокольники" и передано в управление дознания Главного управления МВД России по г. Москве.

Однако уже к 15 сентября стало ясно, что адвокат рефери Александр Островский постарается "выжать" из этого дела максимум: максимум пиара, максимум хайпа и максимум… рисков для своего клиента. Тогда он заявил:

"Мы [с этой квалификацией] не согласны. Мы подадим жалобу в прокуратуру и Следственный комитет. Считаем, что здесь имеет место умысел. Это покушение на убийство – полиция неверно квалифицировала. Широков бил ногой в голову, и если не прикрывать голову руками, то она бы отлетела".

Роман Широков. Фото: Dmitry Golubovich/Global Look Press/www.globallookpress.com

Иными словами, по итогам более чем месяца работы в голову Островскому пришла мысль сделать из Широкова еще одного Ефремова – изможденного не столько процессуальными действиями, сколько общественным резонансом с клеймом безнадежно социально опасного элемента.

Ну, или хотя бы Кокорина с Мамаевым. А самому прицепом получить не столько гонорар, сколько возможность как можно дольше, активнее и интереснее присутствовать в актуальной новостной повестке. Никаких иных причин для подведения клиента под очень серьезную уголовную статью я, как человек с почти 30-летним стажем юридической практики, здесь не вижу.

Поясню.

25 сентября от имени Данченкова в Следственный комитет действительно было подано заявление о покушении на убийство с убийственной же мотивировкой: "Широков – в прошлом профессиональный футболист, обладающий сильным ударом ногой, – бил Данченкова бутсами в шипах по голове". Однако при покадровом воспроизведении видеозаписи можно заметить лишь удар рукой и злой пинок нешипованной частью бутсы по коленям упавшего арбитра, а не агрессивное и продолжительное избиение.

Сотрудница СКР по Москве сначала отказывалась принимать жалобу, а когда не получилось – потребовала убрать отсылку на статьи 144 и 145 УПК РФ. Если бы это было выполнено, документ рассматривался бы как обращение гражданина по 59-ФЗ, а не заявление о совершении преступления. Есть такая хитрость: срок рассмотрения заявления – несколько суток, а обращения – целый месяц.

Островский же не только продолжал настаивать на формулировке, соответствующей умышленному преступлению, предусмотренному ст. 30, 105 УК РФ, но и пожаловался на пытавшуюся фактически спасти его собственного клиента сотрудницу Александру Бастрыкину.

Роман Широков. Фото: Dmitry Golubovich/Global Look Press/www.globallookpress.com

Спасти от чего? – от обвинения по части 2 статьи 306 УК РФ – за заведомо ложный донос с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Максимальное наказание за таковое, между прочим, на усмотрение суда выльется либо в штраф до 300 тысяч рублей или в размере дохода осужденного за период до 2 лет, либо в принудительные работы на срок до 3 лет, либо даже в реальное лишение свободы на такой же срок! И вот за такие перспективы, считает Островский, Данченков должен еще и поблагодарить своего адвоката?!

Даже студенту юридического факультета известно, что для предъявления обвинения в убийстве (в том числе через покушение) необходимо, как минимум, доказать умысел фигуранта именно на убийство (лишение потерпевшего жизни в момент совершения преступления либо сразу после него). Крик "Я тебя ***!" не тянет даже на угрозу убийством. Что обещал – то и сделал, ударив один раз в лицо и еще раз – по коленкам.

В данном случае защитник, по всей видимости, счел, что может реализовать подобную дуэту Добровинский-Пашаев "санту-барбару" в деле против Широкова. Только сделал это в стиле людоедки Эллочки из "12 стульев", пытавшейся при помощи подержанной мебели приблизиться к своему идеалу – миллионерше Вандербильдихе.

Несмотря на то, что с морально-этической точки зрения я не разделяю целый ряд примененных коллегами в рамках дела Ефремова инструментов, включая гласность на грани фола и подтасовки фактов, вынужден признать, что пиар-акции Добровинского не только продумываются, но и являются, что немаловажно, управляемыми. В отличие от тактики "после нас хоть потоп" Эльмана Пашаева, не слишком тонко считавшего намерения своего оппонента и способствовавшего "закрытию" клиента на 8 лет.

Одним словом, как бы при подобном подходе Никите Данченкову самому не оказаться сначала в роли невольного "пиарщика" своего адвоката, а затем и на скамье подсудимых!".

комментарии

Ответить: